Артем Микоян: «Главное в работе авиационного конструктора ‒ умение мечтать » - АРМЕНИЯ ТУРИСТИЧЕСКАЯ

Артем Микоян: «Главное в работе авиационного конструктора ‒ умение мечтать »

Артем Микоян: «Главное в работе авиационного конструктора ‒ умение мечтать »

23 июля (5 августа) 1905 в селе Санаин Тифлисской губернии Российской империи родился Артем Микоян (имя при рождении – Анушаван Ованесович Микоян) – выдающийся советский авиаконструктор, генерал-полковник инженерно-технической службы, глава ОКБ-155. Академик АН СССР (1968), дважды Герой Социалистического Труда, шестикратный лауреат Сталинской премии, лауреат Ленинской премии (1962). Брат советского государственного и политического деятеля Анастаса Микояна. Под руководством Микояна совместно с М. И. Гуревичем и В. А. Ромодиным созданы участвовавшие в Великой Отечественной войне самолёты-истребители МиГ-1 и МиГ-3. После войны созданы истребители МиГ-15, МиГ-17, МиГ-19, МиГ-21,МиГ-23, МиГ-25, МиГ-27, МиГ-29, МиГ-31, МиГ-33, МиГ-35. На самолётах, разработанных конструкторским бюро Микояна, было установлено 55 мировых рекордов. Вся жизнь Артема Ивановича Микояна была безраздельно связана о авиацией. О жизни и делах творца знаменитых самолетов-истребителей писалось много книг и статей, мы хотим обратить внимание наших читателей на страницы его детства, ярко описанные в книге публициста-документалиста Михаила Арлазорова «Артем Микоян».

Между Ереваном и Тбилиси, в глубоком ущелье стремительной реки Дебед, притаился городок Алаверди, один из центров меднодобывающей промышленности Армении. Над ним, на вершине горы, плоской, как стол, стоит древний монастырь, окруженный прилепившимися к нему домиками деревушки Санаин. У этих мест бурное прошлое. И монастырь и деревушка пережили нашествие арабов и монголов, персов и турок... В маленьком горном селении 5 августа 1905 года у плотника Ованеса (по-русски Ивана) Микояна родился сын – будущий авиационный конструктор. Жили Микояны в деревне, но работал Ованес Нерсесович в Алаверди на медеплавильном заводе, принадлежавшем французским концессионерам. Его месячный заработок – 38– 40 рублей, а семья-то многодетная – сын Ерванд, дочь Воскеат, сын Анастас, дочь Астхик, и вот теперь родился пятый. Каждого надо на- кормить, одеть, обуть.… Дома, где родился Артем Иванович, уже давно нет... Как это часто можно увидеть в армянских деревнях, дом был одноэтажным, с подвалом, выкопанным в склоне горы. Внизу– подсобные помещения, хлев, наверху – жильё. Перед жилыми помещениями – балкон, большой, просторный, открытый всем ветрам. В летнюю пору балкон был главным местом жизни семьи. Днём здесь ели, вечерами принимали гостей, ночью спали, убирая по утрам постель в нишу, обязательную в каждом армянском жилище. Когда заканчивалось длинное кавказское лето, начиналась пора заготовок. В них принимала участие вся семья от мала до велика. Из леса, покрывавшего горные склоны, Анушаван привозил на маленьком ослике и вязанки хвороста, и хурджины диких яблок, груш, кизила. Лесные фрукты – существенная часть питания семьи. Яблоки и груши солили в бочках, сушили. Сушили и кизил. Зимой из него варили фруктовый суп. За грецкими орехами отправлялись большой компанией. На деревья забирались самые смелые и ловкие. Сбивая орехи палками, Анушаван забирался очень высоко. Заберётся и поддразнивает: – Кто может выше? Выше не мог никто. …«Когда младшему брату стало пять-шесть лет, – пишет Анастас Иванович, –отец разговаривал с ним в нашем присутствии как с равным. Обычно немногословный, отец становился в таких случаях словоохотливым. У меня сохранились приятные воспоминания о тёплых беседах которые он вёл ранее и со мной».

Анушаван видел в отце друга и стремился подражать ему... Большое влияние на мальчика оказала и мать. Тихая, кроткая, бесконечно добрая, на редкость благожелательная к людям, Талида Отаровна обожала младшего. До самой смерти она называла его «балик-джан» (милый, дорогой мальчик). В поседевшем пожилом человеке, всемирно известном инженере, она продолжала видеть ребёнка. Много лет прожила мать в доме Артёма Ивановича, нежно любимая, глубокоуважаемая... Когда Анушавану исполнилось семь лет, ему препоручили двух коз, которых до этого стерёг Анастас. За козами нужен глаз да глаз. Проморгаешь – потравят чужие посевы, а 20 копеек штрафа по тем временам деньги. У маленьких козопасов ноги всегда разбиты в кровь. Армянские лапти «трех», сплетенные из полосок кожи, быстро пробивались. Богатые выбрасывали прохудившиеся лапти. Бедные – латали. Как вспоминают современники, лапти Артема Ивановича всегда были латаные-перелатаные... В горах Анушаван чувствовал себя как дома. Он придумал для коз самый удобный маршрут и заставил их «выучить» дорогу. Он доводил своих подопечных до какого-то одному ему известного места, а затем бросал и уходил играть. И это не легкомыслие и не пренебрежение трудовыми обязанностями. Через некоторое время сообразительный пастушонок встречал коз именно там, где они и должны были оказаться по его расчёту. В жару козы отдыхали. Анушаван спускался горными тропинками в долину, чтобы отнести отцу обед, и, пока Ованес Нерсесович ел, мастерил мальчишеские конструкции. Мальчик пилил, строгал, а отец, не доверявший инструментов никому, кроме Анушавана, с интересом наблюдал за ним. Каждый деревенский мастеровой по природе своей инженер, только инженер необразованный, которому опыт, смекалка и практический расчет заменяют знания, он не всегда знает, но всегда умеет... Детство будущего конструктора – типичное детство деревенского ребенка. Работать он начал раньше, чем учиться.... Школа существовала в Санаине без малого тысячу лет, но выглядела более чем скромно. В небольших классах занимались вместе мальчики и девочки, человек по тридцать в каждом. Предметы и в первом, и во втором классе (третьего просто не было) одни и теже – закон божий, чистописание, арифметика, природоведение, пение, рисование. Учитель Овсен Акопович Галстян хорошо запомнил своего ученика: – В школу он ходил с интересом и, я бы сказал, с любовью. Был быстрый, как ветер. Очень внимательный. Никогда не давал застать себя врасплох. Учился с завидным старанием. Какой-то дар у него был сообразить или угадать, что надо делать дальше. Любил рисовать и обожал арифметику. Особенно устный счет. Сразу же тянул руку, чтобы ответить...Однако примерный ученик, каким он возникает из воспоминаний старого учителя, далеко не всегда был столь примерен. Подвижный, озорной и очень азартный в играх, он не раз убегал с приятелями в пещеры, где играл до конца занятий. Возвратившись домой, демонстративно оттопыривал пальцы, предусмотрительно измазанные чернилами. Спустя много лет, рассказывая своим детям об этих далёких годах, Микоян с благодарностью вспоминал маленькую деревенскую школу и доброго учителя.

 

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS