ВАЛЕРИЙ ЗЕЛЕНОГОРСКИЙ: «Я ЗАЛОЖНИК КРАСОТ АРМЕНИИ!» - АРМЕНИЯ ТУРИСТИЧЕСКАЯ

ВАЛЕРИЙ ЗЕЛЕНОГОРСКИЙ: «Я ЗАЛОЖНИК КРАСОТ АРМЕНИИ!»

ВАЛЕРИЙ ЗЕЛЕНОГОРСКИЙ: «Я ЗАЛОЖНИК КРАСОТ АРМЕНИИ!»

МКДЦ «Дом Москвы» ежегодно радует столицу новыми интересными проектами. Такими, например, как «Пионерские чтения», организуемые российским литературным журналом «Русский пионер». Одним из почетных гостей Дома Москвы стал известный российский писатель, арт-директор, продюсер Валерий ЗЕЛЕНОГОРСКИЙ. 

Валерий Владимирович, это далеко не первое ваше посещение Армении, не так ли?
Да, действительно: в первый раз встреча с Арменией произошла сорок лет назад в столичном полку Ереванского гарнизона.

Чем именно рядовому Зеленогорскому (Гринбергу) запомнилась Армения, Ереван?.. 
Театр имени Сундукяна, в частности – баня недалеко от него, стадион «Раздан» и ежедневный вид на Арарат, от которого захватывало дух.

Сравнивая ту Армению и эту, что бы вы отметили?
Я не пытался сравнивать две Армении, народ Армении и тогда, и сегодня остался у меня в голове цельным, чистым и с большим достоинством ‒ общественный строй, мне кажется, здесь ни при чем.

Увы, с вашими произведениями, равно как с трудами многих других современных российских писателей, в Армении знакомы не многие… В этом смысле Дом Москвы – пожалуй, единственный перешеек, посредством которого мы можем хоть как-то общаться. А как родилась идея проведения тут «Пионерских чтений» и как вы к ней отнеслись? 
Я благодарен Дому Москвы и лично директору, Арминэ Гургеновне Тютюнджан, за возможность встретиться с самим собой через сорок лет. Народы общаются друг с другом не только посредством книг, гастролей и культурного обмена, есть связь личностная и человеческие контакты, которые были, есть и всегда будут.

Чем запомнился вам ереванский зритель? 
Очень тонкие, интеллигентные люди, чувствующие слово, умеющие слушать и слышать.

Выедем из столицы – что вам понравилось за ее пределами? 
Я здесь не буду оригинален, но меня всегда камни волнуют меньше людей, а люди в Ереване и за его пределами абсолютно так же прекрасны и так же глубоки, независимо от их социального положения и уровня образования. Люди – лучший ресурс Армении, а пейзаж и камни вечны, тут от нас мало что зависит.

После посещения Армении у вас родились «Уроки Армении – 2», с которыми мы непременно познакомим читателя. Есть идеи новых встреч с ереванцами? 
Я лично готов встречаться с читателями Армении в любое время, если меня пригласят, я буду рад любой встрече с любой аудиторией, мне в Армении хорошо дышится и пишется.

Вы собираетесь приехать в Армению, чтобы здесь начать работу над новым произведением, не так ли? Как по-вашему, в чем магнетизм этой страны?
Да, мне захотелось перезимовать в Армении. Про магнетизм я ничего не скажу, но привлекательность этих мест очевидна, и я часто думаю об этом. Насчет планов я скажу так: мне хочется написать нечто, но я не Толстой и не Томас Манн, я планов не строю: получится – хорошо, не выйдет – напишут другие, вдохновленные Арменией. Я уже заложник ее красот...

 В. Зеленогорский. «Уроки Армении – 2»

Если вы грустны и кошки скребут ваше сердце, покупайте билет и летите в Армению –ровно через три часа с вас слетит вся шелуха суетных дней и вы полюбите себя в стране, где глазу больно смотреть на всю красоту, все вкусно и люди – трудно живущие (пока!) – покажут вам пример, как жить достойно и гордо, здесь нет злости в лицах, нет зависти к тем, у кого есть газ и дурные бабки, есть силы преодолевать трудности и радоваться всему, что окружает.
На парковке у входа в Гегард я увидел трио музыкантов с традиционными инструментами, они играли для туристов, которых было мало в будний день, никто особенно не подавал, и трио, слегка огорченное, направилось в тень шелковицы отдохнуть и перекусить, как вдруг над столами продающих армянские пироги появилась стайка голубей, желающих ухватить кусок своей добычи. Шагающий на отдых мужчина с дудуком, совсем не мальчик, встрепенулся, выпрыгнул в небо, как вратарь Дасаев, и в полете поймал жирного голубя – сколько счастья было у него в глазах, он поймал птицу, его товарищи хлопали его по плечам, а потом ловец отпустил птицу, просто так, без увещеваний зеленых и борцов за природу, просто отпустил на волю божью птичку, лицо его светилось.

Были перед отлетом в Эчмиадзинском соборе – огромное стечение народа, священнослужители все в черном, красивые, как кинозвезды, ни одного наглого пуза, ни одной вредной старушенции, скромно, аскетично и достойно, никаких кликуш, толстых охранников, золотых риз и «меринов» с охраной ФСО. Армянская апостольская церковь окормляет народ, а не свою прорву. На службе красиво, величественно и благостно.
Встретили в городе демонстрацию против однополой любви, возглавляемую монахами. Там же были любители этого дела, мирно, спокойно, без воя, оказывается, можно демонстрировать свои чувства без привычной нам дикости, все выразили свое отношение по непростому вопросу и не съели друг друга.
Был в воинской части, где сорок лет назад нес ратную службу писарем продовольственной службы, там теперь дислоцирован контингент миротворческих сил, встретили дружелюбно, командир части провел меня по местам былой славы, предложил сфотографироваться у знамени части, я из скромности не стал, да и опасался присягать мировой закулисе. Командир, обученный в Академии Генерального штаба, оказался очень симпатичным человеком, предлагал угощение, но я его не принял, не хотел отягощать бюджет страны, живущей трудно, но достойно.
Если вам в Армении хотят пожелать всего хорошего, говорят «цавд танем», это означает «возьму твою боль», ни на каком языке я не слышал подобное – уколоть, уязвить, такого сколько угодно, а вот унять твою боль, разделить ее с тобой, облегчить твое горе сочувствием или действием – это большая редкость.

Вот такой народ живет в Армении. Ехали на такси с коллегой в гостиницу на старенькой машинке, водитель – пожилой человек, видимо, живущий скромно, – спросил меня, к кому мы приехали, а потом предложил прийти к нему в гости, посидеть за столом с его семьей, чтобы мы не чувствовали себя в его стране одиноко. Когда я замешкался с деньгами, шарил по карманам, он сказал мне спокойно: «Не надо, это не главное, идите...» Я ошалел от неожиданности, от простой сердечности человека, не напоказ, а ведь видно было невооруженным глазом, что ему деньги нужны как воздух, чтобы прокормить семью...
В Ереван надо приехать.
Во-первых, здесь красиво, центр Еревана похож на европейский город больше, чем раздутая баблом Москва. За весьма скромные деньги (а где их взять?) город выглядит игрушкой, пешеходная зона на ул. Туманяна с новыми домами и первой линией бутиков и ресторанов достойна Парижа и Лондона, все приспособлено для людей с ограниченными возможностями, с парковками в шаговой доступности, все сделано на века, а не тяп-ляп, как мы любим. 
Во-вторых, про еду. Есть можно везде, заведения любой ценовой категории, от фастфуда до авторских ресторанов, где любое блюдо – шедевр  за очень приемлемые деньги. За четыре дня исследованы восемь ресторанов, ни одной осечки, сервис спокойный, с мужским достоинством, все быстро и без жеманства и выклянчивания чаевых.
На улице нет жлобов, атмосфера умиротворяющая, ощущение безопасности в наличии. На бульварах, где у нас сидят с ногами на лавках бомжи и прочая пьянь, километры легких кафе, простеньких, там можно выпить чаю, съесть мороженое, поесть и выпить алкоголя, такое я видел на Больших бульварах в Париже и на Рамбласе в Барселоне. Солнце и горы вокруг, ясное небо, комфортная атмосфера... 
Пасторальную картину я не рисовал специально, туристический взгляд всегда грешит этим, но это то, что увидел я, без очков и проплаченых комплиментов. Я многое в этот раз увидеть не успел, но я видел стадион «Раздан» – удивительное сооружение для 1973 года, и до сих пор он поражает воображение. я в тот год видел великий «Арарат» с Иштояном, Андриасяном, Маркаровым и Заназаняном, весь тот чемпионский сезон я стоял в оцеплении и помню бум армянского футбола. 
Я ходил в русский театр, где блистал Джигарханян. Я спал в оперном театре, замученный строевой подготовкой, и только голос великой Гоар Гаспарян разбудил меня во втором действии. я помню Ереванский музей современного искусства, где армяне всего мира создали коллекцию современной живописи, она меня потрясла, там же я встретил девушку, которая не постеснялась разговаривать с солдатом, что в те времена было немыслимо.
…Я не увидел многое, но оказалось, я многое помню, пару десятков слов, они выплыли из глубинного сервера, они спали сорок лет, пока я не вернулся туда, где всегда светит солнце, где вода вторая после Щвейцарии, а воздух можно продавать как лекарство.
Московские армяне отличаются от ереванских, как северные корейцы от южных, такие же различия и у евреев диаспоры и израильтян. отрыв от исторической родины не делает людей из диаспоры хуже, они просто другие. Московские армяне богаты, раскованны, они, конечно, помогают своей родне на родине, все армяне с благодарностью помнят, как в тяжелый год, когда вся Армения сидела без тепла и без света, великий Шарль Азнавур оплатил счета за электричество всем (всем!!!) жителям страны, я не знаю такого случая в других странах…
Закрывая тему своего путешествия в Армению, мне хочется одного: я хочу, чтобы наступило время, когда армянский народ соберется на своей земле и явит всему миру свою красоту и свое величие, какое было в нем со времен государства Урарту. ведь не зря Ковчег приплыл на Арарат, в этом был замысел Творца, а когда вода ушла, с этой земли заново начался род людской. 

До свидания, Армения! 
До скорой встречи...

 

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS