Путешествие португальца Бенто Гоиша и армянина Саака в Пекин - АРМЕНИЯ ТУРИСТИЧЕСКАЯ

Путешествие португальца Бенто Гоиша и армянина Саака в Пекин

Путешествие португальца Бенто Гоиша и армянина Саака в Пекин

Кинорежиссер и продюсер Рубен Гини родился в Ереване. Учился во ВГИК-е (мастерская Игоря Масленникова 2002-2005), затем переехал в Шанхай. Интере-суется историей и археологией. В 2010 и 2011 годах принял участие в нескольких археологических экспедициях в Таримский Бассейн. Участник проекта Vostlit.info, внештатный фотограф National Geographic. Автор нескольких научных статей при АН РА. Вел несколько семинаров по истории Шелкового Пути и Армяно-Китайских отношений. В 2012 году возглавил экспедицию в Центральную Азию в рамках проекта «Андин». За три месяца съемочная группа прошла восточную часть пути Бенто Гоиша и Исаака, преодолев 2000 миль из Сианя до города Урумчи. По итогам путешествия был написан очерк «Путешествие португальца Бенто Гоиша и армянина Саака в Пекин». Сейчас перевод трактата готовится к публикации в Journal of Armenian Studies. В результате двухлетней экспедиции был снят доку-ментально-постановочный фильм «Андин. Хроники армянских путешествий» о роли армян на Шелковом пути, который удостоился нескольких международных наград и представлен на ежегодную премию президента РА

Если отправиться на небольшой островок Сан-Мигель (Азоры) и отыскать средневековый городок Вилья Франка, здесь каждый местный жи¬тель непременно поведает историю Бенто Гоиша – путешественника 17-го века. Память о нём не случайно сохранилась в веках. Этому португальцу удалось совершить одно из самых уникальных подвигов своего времени ‒ преодолеть расстояние в шесть тысяч километров и заново открыть для Европы город Пекин. В канун трехсотлетия этого грандиозного события, в 1907 году, на площади Вилья Франка был открыт памятник, изображающий Бенто Гоиша... в армянском торговом костюме. Все началось в 1598 году, когда в столицу Могольской Индии, где правил Акбар Великий, приехал семидесятилетний купец-мусульманин. То ли от излишне выпитого, то ли желая привлечь внимание высокопоставленных гостей, в числе которых был сам Жером Ксаверий ‒ внучатый племянник сооснователя ордена Иезуитов, старик стал рассказывать историю о неком великом восточном царстве с бесчисленными городами, настолько многолюдными, что лишь один из них уже мог быпринять всё население Индии. Но самым невероятным в его рассказе было то, что, якобы, в столице этого царства жили христиане. Единственная христианская община далеко на востоке сформировалась благодаря деятельности Ордена иезуитов ‒ об этом хорошо знал Жером Ксаверий. Именно сведения о христианах сподвигли его организовать исследовательскую экспедицию в эту таинственную страну, которую купец то и дело называл малознакомым словом «Китай» со столицей «Ханбалык» (дело в том, что в XVII-м веке Китай для европейцев был известен под другим названием ‒ Сина или Чина). Жером Ксаверий задумался ‒ мог ли этот «Китай», который несомненно был тем самым знаменитым «Катаем» из книги Марко Поло, соответствовать «Чина»? Идея экспедиции была одобрена папой Климентом VIII и королём Испании Филиппом III. Отправиться в далёкий путь из числа братьев вызвался один ‒ португалец Бенто Гоиш, вла-девший персидским языком и знакомый с мусульманскими обычаями. Хроники сохранили замечательный факт о том, как Бенто облачился в армянскую одежду и принял армянское имя, чтобы беспрепятственно пересекать земли восточныхгосударств, лежавшие на пути в Китай. Армяне издревле слыли искусными купцами.

У них не было сильной державы, которая могла угрожать суверенитету других стран, они не занимались миссионерской деятельностью ‒ все эти обстоятельства создали образ нейтрального торговца, которому были рады как христианские, так и мусульманские правители. В Лахоре из числа местных жителей Бенто отобрал молодого армянина по имени Саак, согласившегося показать дорогу в Китай. И в декабре 1602 года два «армянина» примкнули к каравану, насчитывающему более 500 человек, и отправились в дебри востока. Впереди лежали сотни километров труднопроходимых участков - горные перевалы, безжизненные пустыни, охваченные племенными войнами территории. Через три месяца после начала путешествия Бенто и Саак прошли хребет Гиндукуша, а затем ‒ Памирские горы, когда-то остановившие войско самого Александра Великого. Еще несколько месяцев потребовалось, чтобы пересечь пустыню Гоби, после чего Саак привел Гоиша к Великой Китайской Стене. Таким образом, после путешествия Марко Поло, это была первая удачная попытка достичь Китая через Центральную Азию. Вскоре выяснилось, что в столице Поднебесной действительно существует христианская община и, более того, имя одного из миссионеров ‒ Маттео Риччи, хорошо было известно Бенто. Все сомнения касательно соответствия «Китая» и «Сина» были развеяны. По словам британского историка Генри Юла, с этого момента топоним «Катай» навсегда покидает страницы книг и поверхности карт. Остаётся только Сина, т. е. Китай, хорошо знакомый каждому человеку. Но судьбе не угодно было привести Бенто в Пекин. Из-за строгой изоляционной политики, проводимой династией Мин, путешественников задержали в городе Сучжоу. Дело в том, что единственный иностранный караван, следовавший в Пекин, формировался здесь каждые шесть лет, а с момента последнего прошло всего два года. Отчаявшись, португалец отправил миссионеру Маттео Риччи письмо, где сообщал о своем бедственном положении. Однако месяц проходил за месяцем, а из Пекина все не было ответа. Тоска и трудности пребывания на чужбине отняли у Бенто Гоиша последние силы ‒ он тяжело заболел. Чтобы не умереть от голода, путешественники стали сбывать на местном рынке все припасенные для китайского императора драгоценные подарки. Однажды, весенним днём 1607 года, кто-то сообщил Сааку о прибытии неизвестного иезуита. Им оказался посланник самого Маттео Риччи ‒ молодой китаец по имени Фердинанд, которому было поручено всеми способами доставить путешественников в Пекин. Однако силы больного Бенто продолжали убывать.

Саак и Фердинанд всячески старались воодушевить старика. Они даже умудрялись состряпать ужин, состоящий исключительно из европейских блюд... Но, к сожалению, 11 апреля 1607 года, ровно две недели спустя после приезда Фердинанда, португалец скончался в тысячах километрах от родного дома. Саак горько оплакивал кончину друга ‒ ведь они с Бенто провели в дороге целых пять лет, преодолевая многочислен¬ные трудности. В течение следующих месяцев армянину удалось сначала добраться до Пекина, где он был тепло принят братьями-иезуитами, а затем и до острова Макао ‒ главного торгового порта европейцев в преддверии Китая. Отсюда он отплыл обратно в Индию. Не прошло и недели, как корабль, на котором он плыл, попал в руки малаккских пиратов. Недолго думая, армянина бросили в трюм к рабам. Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы капитан случайно не прознал о его недавнем путешествии. Он пригласил Саака к себе в каюту, чтобы лично побеседовать с пленником. Видимо, армянину удалось произвести достойное впечатление на капитана пиратов, так как вскоре тот распорядился снарядить отдельный корабль для доставки Саака домой. Добравшись до Индии, Саак узнал трагическую новость о том, что вся его семья за время пятилетнего его отсутствия погибла. Сломленный горем, армянин решает остаться в португальском городе Чауле, в 60 километрах от со¬временного Бомбея. Это последние сохранившиеся запи¬си о нём. Мир бы никогда не узнал о судьбе Бенто Гоиша и о событиях че¬тырехсотлетней давности, если бы в свое время в Пекине отец Маттео не записал подробности устного рассказа Саака, а историк Никола Триго не опубликовал бы его на латыни. Книга выдержала более двух десят¬ков переизданий и впервые была переведена на русский язык в 2015 году

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS