Степанакерт: прогулка по столице Арцаха - АРМЕНИЯ ТУРИСТИЧЕСКАЯ

Степанакерт: прогулка по столице Арцаха

Степанакерт: прогулка по столице Арцаха

Есть города с особенной судьбой, особой атмосферой, духом и колоритом. И неважно, сколько им лет – иной раз концентрация событий, произошедших за недолгое время жизни города, будет повыше, чем у места с многовековой историей. Хотя формальный возраст может отсчитываться исходя из исторической конъюнктуры и быть только верхушкой айсберга.

Герой нашего рассказа – Степанакерт, столица Республики Арцах (Нагорно-Карабахской Рес­публики). Считается, что это совсем молодой по армянским меркам город, ведь официально ему чуть меньше ста лет. Но, конечно же, это весьма относительно. Архео­логические находки доказали, что первые поселения на месте современного Степанакерта возникли в III–II тысячелетии до н.э. А с V века здесь было поселение Вараракн, что в переводе значит «полноводный родник». Основал его царь Арцаха и Утика Вачаган Барепашт (Благочестивый), правивший в период 487–510 гг., – представитель династии Аршакидов, который известен, помимо иных благих дел, созданием уникальной Конституции, более 1500 лет назад принятой общенародным референдумом и ставшей настоящим воплощением демократии: основным ее принципом было равенство перед законом всех, независимо от происхождения и статуса.
В конце XVIII века обосновавшийся в крепости Шуши и объявивший себя карабахским ханом Ибрагим-хан облюбовал небольшую территорию в северо-западной части нынешнего Степанакерта, назвав ее Ханкенди, где проводил время в холодные месяцы года. В 1822 году, после присоединения к Российской империи, царь упразднил Карабахское ханство, и начался новый виток в истории города. С 1847 года местечко получило неофициальное название Штаб – здесь разместились штаб и казармы Кавказской кавалерийской дивизии. К концу ХIХ века оно разрослось до размеров маленького города со смешанным армяно-русским населением: здесь были школы, армянская и русская церкви, общественные здания, гостиницы и доходные дома. Сегодняшнее название – по имени лидера бакинской коммуны Степана Шаумяна – город получил в 1923 году после образования Нагорно-Карабахской автономной области.

В советское время Степанакерт жил жизнью центра региона, по воле большевиков оказавшегося в подчинении Азербайджанской ССР. А потом была война с ожесточенными артобстрелами и бомбежками, разрушениями, жертвами и страданиями, блокадой, голодом и нехваткой воды. В 1994 году война закончилась образованием Нагорно-Карабахской Республики, и ее столица постепенно стала возрождаться как Феникс. Сейчас в преображенном Степанакерте живет более 55 тысяч человек.
Отстроенный уютный чистый мирный город, почти со всех сторон сторон окруженный горами, где-то высо­кими, где-то похожими на сопки, покорил множество сердец своих гостей. Он впечатляет еще за 10 километров до своей черты – когда при спуске с горы, где расположен Шуши, открывается вид на раскинувшуюся в низине столицу Арцаха. Но бывает и иначе: под Шушинским плато, которое на 600 метров выше, плотным пушистым одеялом могут лежать облака, и тогда они до последних, нижних виражей спуска по серпантиновой дороге будут прятать город, но непременно растворятся, и он появится, будто сюрприз.

Европейский город, приправленный закавказским колоритом, официозные здания и современные отели, соседствующие с одноэтажными старинными постройками, широкая центральная улица и близлежащие кварталы частных домов с садами – сочетание столичной масштабности, значительности и в то же время камерности и уюта придает Степанакерту свой особый шарм. А еще здесь многообразие запахов. В центре отчего-то пахнет… морем – наверное, этот фокус порождает сочетание высоких сосен и кустарников самшита. Хотя почему же фокус? Ведь когда-то здесь действительно было море, вернее, океан. И неважно, что с тех пор минули миллионы лет: в Армении время воспринимается сжато, по-своему, здесь прошлые века – будто позавчерашние дни: все очень близко. Деревенские запахи костров, топящихся печей, разнообразных садовых растений и деревьев, и все это на фоне чистого, совсем не столичного воздуха.

По Степанакерту, спроектированному, как и Ереван, великим Александром Таманяном, очень приятно ходить пешком. В нем много живописных мест, сквериков, двориков, ресторанчиков. Сердце столицы – площадь Возрождения, с президентской резиденцией, зданием парламента и правительства. Чуть выше – квартал со старинными жилыми домами, театром, приятными манящими кафешками. К посещению обязателен местный историко-краеведческий музей, располагающий богатой коллекцией интереснейших экспонатов. Неподалеку от музея находится еще одна городская достопримечательность – центральный рынок. Знаменитые лепешки с зеленью женгялов-хац («хлеб с травой»), в начинке которых около 20 видов трав, а некоторые из них – эндемики, произрастающие только в Арцахе, тутовая, кизиловая, инжирная водка – легендарные арцахские «бренды» и многое другое заставляет задержаться на базаре и резко утяжеляет багаж при отъезде, но по-другому никак не получится. Так же, как не получится упустить из виду то, что в городе царят чистота и порядок. А что касается традиционной развески белья, степанакертские хозяйки, пожалуй, чемпионки по соблюдению правил этого армянского бытового искусства. (Об особенностях национальной стирки мы писали в весеннем номере журнала.)

К чемпионству тут не привыкать. В советское время Нагорный Карабах занимал первое в стране (а в 70-е годы и в мире) место по количеству долгожителей. С долгожителями опосредованно связана главная достопримечательность Степанакерта – монумент «Мы и наши горы», символ Арцаха, который в народе называют «Папик-Татик» («дедушка и бабушка»). Но на самом деле этот символ имеет свою историю. В 1966 году на холме у въезда в город скульптор Саркис Багдасарян стал создавать памятник из армянского красного туфа. Одетые в национальную одеж­ду пожилые муж и жена как бы вросли в вершину холма и по форме напоминают священную для армян гору Арарат – Масис и Сис. Непросто дался скульптору памятник – партийные бонзы изо всех сил пытались ему помешать, вынуждая убрать монумент с холма в овраг, заставляя поменять название на «Дружба», отказаться от задумки ставить его без постамента. «Пьедестал памятника –это земля, – рассказывал скульп­тор, – их ноги в земле и очень прочны... В той земле, где покоятся их предки, они выходят из земли родной страны и обретают очертания гор». Открытие монумента сопровождалось скандалами, исходящими из столицы республики, в составе которой оказался Карабах. Из Баку в Москву строчили жалобы, Багдасаряна лишили гонорара и не позволили Армении представить скульптуру на соискание Госпремии СССР. «О каком гонораре после этого может идти речь, когда на гербе свободного и независимого арцахского государства «восседает» в качестве символа памятник "Мы и наши горы"?» – говорил в 1997 году Саркис Багдасарян. А газета «Правда» тогда напи­сала, что монумент является первым памятником мира, построенным в честь долгожителей.

Спустя более 50 лет этот памятник-символ очень многое значит не только для арцахцев, но и для всех армян мира. С раннего утра и до позднего вечера возле любимого монумета всегда много людей: и взрослых, и детей. Но главное достояние Степанакерта – конечно же, его жители. Открытые, радушные, неунывающие, веселые, при этом твердые и непоколебимые, как их любимые «дед и бабушка». И чадолюбивые – пожалуй, здесь тоже можно присудить чемпионский титул среди городов, и тем более столичных, за самую высокую концентрацию детей на единицу площади. Теплоту места хорошо чувствовать стоя на его земле. Но есть еще один способ познать Степанакерт, и он стремительно набирает популярность. Город с невероятно живописными окрестностями можно увидеть с неба – из воздушного шара, паратрайка или самолета, и тогда картина станет объемнее, а впечатления – полнее и ярче.
Вечером над городом на высоком холме загорается огромный металлический крест, второй по величине в Европе, – так один из степанакертцев выразил любовь к своему городу и землякам.
Степанакерт, да и весь поражающий своей красотой Арцах, обладает особой магнетической силой, и если бы можно было описать этот удивительный город в трех словах, ими бы стали следующие: осторожно, развивается зависимость!

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS