Новый год в Арцахе - АРМЕНИЯ ТУРИСТИЧЕСКАЯ

Новый год в Арцахе

Новый год в Арцахе

Идея встретить Новый год в Арцахе могла бы многим показаться абсурдной, но не для компании единомышленников – «Armenian Geographic», к которой присоединилась «Армения Туристическая». И вот, 31 декабря мы приехали в Шуши. Можно сказать, сбежали от ереванского холода, потому что Арцах встретил нас ласковым солнышком, голубым небом, искристым белым снегом, а местами – зеленой травкой и даже цветами.

В городе бдящих ангелов и поющих шакалов – Шуши – во всем чувствовалось предпраздничное настроение. Ребятишки, бедно одетые, но счастливые и румяные, гурьбой катались на старинных, кованных искусной рукой кузнеца, саночках, каковых даже я не видывала в своем детстве. Хозяйки готовили праздничные столы. Разноцветное белье меж домов – флаги мирного дня - взлетало в небо. Мужчины – заведующие хоровацем (шашлыком) – занимались приготовлением дров. Да-да, в Арцахе есть такая традиция – на новогодний стол ставить не свиную ножку, как это делают армяне в Ере- ване, а хоровац, поэтому за пару часов до полуночи везде разжигаются костры, а жители многоэтажных домов делают это на балконе или за окном – только в Арцахе армяне приспосабливают подвесной мангал. Карабахский новогодний стол гораздо скромнее, не ломится от излишества яств, а радости больше, как мне показалось. Может быть, потому, что в Карабахе люди ценят каждую минуту жизни, памятуя о недавней войне… Новогодняя ночь в Шуши… Взрывалось небо салютами, раскрашивая скелеты не подлежащих восстановлению домов, город шумел, шакалы затихли… Около полуночи начали мы ловить волну на радио, чтобы послушать куранты – напоролись… на Алиева. А, может, и не на Алиева, а на кого-то другого, который вещал на непонятном для нас языке. Поймали другую волну, выпили аренийского вина, которым затарились по дороге в Арцах. Пили по-арцахски: первый тост за Новый год, второй – обязательно за погибших, третий – за родителей и детей, четвертый – за бабушек и дедушек, пятый – за братьев и сестер, шестой – ну это уже за дальних родственников, соседей, коллег, отдельно – за армию и родину… Разошлись скромно, на своих ногах – завтра нас ожидал интересный день.

Ложась в постель, сказала девчонкам: «На новом месте – приснись жених невесте», мол, такая русская примета. Никому никто не приснился. Дед Мороз, видимо, на нас обиделся, что мало выпили. Но я увидела безумно красивый и яркий сон: бегу я по Шуши, радостная, смеюсь, падаю, закидываю голову и смотрю наверх, а там лестница винтовая в небеса, и на плато над Храмом Всеспасителя (Казанчецоц) – город, красивейший райский город… И вправду, наверно, Шуши – город Богом хранимый… Проснулась от собственного смеха… ...В 10 часов утра на завтрак никто не вышел. Тигран Шахбазян – руководитель «Armenian Geographic» «собирал» всех по номерам. Утренний Шуши взрывался солнечными искрами, снег был тверд и скрипуч, Казанчецоц прекрасен в своём белоснежном величии… Впереди нас ожидали ущелье Унот (Кизиловник), старинное селение под таким же названием, водопад «Мамрот Кар», известный в народе как «Зонтик»… Чем ниже спускаемся в ущелье, тем величественнее Шушинская крепость, выстоявшая много веков и повидавшая много боев. В 1927 году писатель Мариэтта Шагинян писала: «Но пройдут годы, а может быть, и десятилетия, и в Шуши станут ездить туристы – уже не ради её красоты и климата, а ради исторического урока, разыгравшегося в ней как бы в поучение всему Закавказью, урока, подобного тому, что мы видели в Помпее и Геркулануме. Только там действующим лицом была слепая стихия природы, а здесь слепая стихия зверя, разбуженная в человеческой массе при помощи человеческого слова. Я увидела остов Шуши. Здесь в течение трех дней в марте 1920 года было разрушено и сожжено 7000 домов и вырезано – цифры называют разные… Одни говорят – три-четыре тысячи армян, другие – свыше двенадцати тысяч. Факт тот, что из тридцати пяти тысяч армян не осталось в Шуше ни одного. Кой-где в канавах еще можно увидеть пучки женских волос с запекшейся на них черной кровью. Человеку с воображением здесь трудно дышать: идешь, идешь, идешь сплошным рядом обугленных стен, точнее – кусков стен, торопишься идти и боишься никогда не выйти».Потом был урок Карабахской войны. И снова – остов Шуши. Арцахцы уверены, что больше войны не будет, а если все-таки это случится, то продлится не более 10 дней, и азербаджанцы поймут свою немощность и бесправность притязаний на армянскую землю. …Проходим руины деревни Унот на левом берегу реки Каркар – ощущение, будто попадаешь в средневековье. Впереди – мост, повидавший много страниц истории. Каменный арочный мост Унота был построен в 1720 году и до сих пор служит твердой опорой при пересечении реки. Когда-то он служил важным связующим звеном от Шуши до Варанды и дальше. …Завершаем свой день посещением мечети в Шуши. Взбираемся на минарет. Муллы всё-таки сильны! Ежедневно по несколько раз подниматься по такой узкой и тёмной трубе, ступая по ступенечкам, которые зачастую размером со ступню, а то и уже, это, конечно, круто! Что интересно, ступеньки стачала широкие, потом сужаются и становятся выше....Следующий день мы провели на развалинах Великого Тигранакерта, посетили Агдам и героическое село Храморт. Говорят, как встретишь Новый год, так и проведешь год. Я согласна! Тигранакерт даёт ощущение счастья в творчестве. Январь, а там цветут жёлтые розы, а на ветках взрываются плоды граната, просыпаясь яркими капельками на землю. Дикий инжир, зелёный, упругий, исходит горьким молочным соком… Тигранакерт, основанный в Нагорном Карабахе армянским царём Тиграном II Великим (95-55 гг. до н.э.), был обнаружен в 2005 году арцахской экспедицией Института археологии и этнографии. Город является одним из четырёх городов, основанных Тиграном Великим в разных частях Армянского нагорья, названных его именем. О Тигранакерте говорят, как об армянской Трое. Величественные ступени из белого камня ведут на гору. А недавно у подножия города обнаружили христианский храм. ...Уезжаем из Шуши.

Шушинские ребятишки дают свои кованные саночки Сюне – дочке Тиграна, которая с восторгом спускается с горки.Я в руках держу пригоршню плодов дикого граната, а на языке слова, как молитва: Когда твои руки подарили мне маленький дикий гранат, сорванный с оголённой и припорошенной снегом ветки, я увидела кровь, струящуюся сквозь твои пальцы. Одичавшее от горя и одиночества гранатовое дерево на развалинах шушинского дома хранит урожай даже зимой, ожидая своего хозяина. Пунцовые плоды не опадают, они взрываются на ветках, проливаясь зернышками на белый снег в городе бдящих ангелов и поющих шакалов. Это был необычный Новый год без походов по гостям, посиделок, застолий и лишних кило- граммов. Но это был необходимый урок… Очередной урок Арцаха.

BLOG COMMENTS POWERED BY DISQUS

РЕКОМЕНДУЕМ ЧИТАТЬ